SIMBF

Разрабатываемые умные иностранные морские технологии позволят дистационно управлять современными судовыми и корабельными системами, а также портовым оборудованием. Применение иностранного "умного" оборудования, программ и технологий российскими судовладельцами, военно-морским флотом и операторами портов ставит под угрозу систему национальной безопасности и ведет к постоянной зависимости российских компаний и ВМФ от настроений и желаний иностранных производителей и правительств западных стран.

Например, разрабатываемая финской Wärtsilä "умная" морская экосистема представляет собой концепцию, благодаря которой оснащенные искусственным интеллектом суда поддерживают постоянную связь со смарт-портами и объектами за его пределами. Американский CATERPILLAR все чаще встраивает в свои судовые двигатели блоки с американским програмным насыщением, которое обеспечивает удаленный контроль судовых технических средств.
Уже в июне этого года Китай представил первый в мире беспилотный нефтяной танкер, оборудованный "умными" судовыми техническими средствами, который получил название «Новое путешествие». Длина судна составляет 300 метров и он сможет перевозить до 308 тысяч тонн груза.
В настоящее время на кораблях, судах и катерах ВМФ РФ, ПС ФСБ РФ и прочих силовых ведомств установлены судовые двигатели MTU (Германия, ЕС), Caterpillar (США), винто-рулевые колонки Rolls-Royce (Англия, ЕС), Shottel (ЕС) и другое оборудование, которое также имеет опцию удаленного контроля и управления производителем. Использование вышеуказанного иностранного оборудования предоставляет вероятному противнику возможность дистанционного управления и вывода из строя как боевых единиц флота, так и его вспомогательных судов и катеров. Кроме того, как показала практика, иностранные производители отказываются от сервисного обслуживания судовых (корабельных) технических средств, а также от поставок запасных частей и принадлежностей к ним в условиях западных санкций.
Компьютерная диагностика и настройка иностранных технических средств, установленных на корабле, судне или катере также, как правило, находится в ведении иностранного производителя (агента). Некоторые иностранные технические средства навигации (ТСН), установленные на судах вспомогательного флота, не имеют опции приема сигналов отечественной спутниковой навигационной системы ГЛОНАСС, а работают исключительно по сигналам американской системы GPS (например, спутниковые компасы JRC типа JRL-20 и JRL-21, приемники СНС FURUNO GP-32), которая меняет коды ее использования в условиях военного конфликта.
Иностранный гирокомпас NAVIGAT X MК2 также не обеспечивает экстренное приготовление судна к выходу в море (бою и походу). Оценить погрешность выработки курса при эксплуатации судна невозможно.
Стоимость эксплуатационных затрат на импортные ТСН и другое оборудование, несмотря на их относительно низкую закупочную стоимость (маркетинговый ход иностранных продавцов и их агентов), превышает аналогичные затраты на эксплуатацию современных отечественных судовых технических средств. В итоге, для государственного заказчика стоимость приобретения иностранной продукции обходится гораздо дороже, чем российской.
Помимо технических вопросов к иностранному оборудованию, получение лицензии ВиВТ на ремонт и обслуживание иностранных технических средств отечественными предприятиями также вызывает массу проблем у производственников и создает угрозу их уголовного преследования по статьям 159 ч. 4, 171 и пр. УК РФ. 
В итоге, с развитием в мире смарт технологий, импортозамещение становиться все более актуальным вопросом для российской промышленности, транспорта, обороны и безопасности.